Вторник, 29 Сент. 2020

Клевые тачки

Ваше мнение

Чьему производителю авторезины Вы доверяете?
 
Салон без крыши

Вчера закончил работу Франкфуртский автосалон. Cамое время собрать мысли, растерянные по углам этой циклопической автомобильной ВДНХ.

Вопрос, который непременно заставлял нервно ерзать на мягких креслах симпатичных модельных девушек, демонстрирующих авто: что нового в этой машине? Вам начинают рассказывать про металлическую нашлепку на подножке, добавляющую-де спортивности, про кнопки от CD на руле, про величину колес. Реально нового во Франкфурте немного, не говоря уж о хитах: ничего близкого фурору, например, «Ситроена-богини», чье появление на мотор-шоу в Париже полвека назад заставило 12 тыс. человек к вечеру заказать эту машину.

«Я уехала навсегда. Твоя крыша» - цитата из старого анекдота вполне может сойти за девиз для доброй дюжины солидных мировых брэндов. Ни тени иронии. Просто количество модификаций-кабриолетов известных моделей со съезжающей крышей зашкалило за все пределы: Volvo С70, Saab 9.3, Peugeot 206 CC...

Сам же процесс кузовного стриптиза превращен в настоящий обряд и технически, и визуально.


У Volkswagen Eos крыша виртуозно распадалась аж на четыре составляющие, у Micra - просто эротика, Opel Astra Twin Top для пущего эффекта был размещен в круге, очерченном то и дело возникавшей стеной дождя. Вспоминается красивая жизнь, увековеченная в Renault 1912 с восковой дамой в шляпке.

Принципу трансформера вполне соответствует не только оболочка кузовов, но и устройство интерьера: махинации с креслами позволяют преобразовать сиденья и в концепте-хетчбэке Mazda Sassou (машина становится трехместной из четырехместной), и в воздушном Renault Egeus, и во вполне земном Jeep Commander (впервые в истории марки - три ряда полноценных сидений). Кинетика интерьера - тоже явный хит выставки.

В телесериале «Гостья из будущего» средства передвижения XXI века выглядели как сфера, максимально остекленная или открытая. И компактные (Renault Clio III, Peugeot 206, Toyota Yaris), и полновесные машины (концепты Ford Iosis, Opel Amiranta) во многом тяготеют именно к этому идеалу. Разве что летать они пока не научились, но если евростандарт заставит... Что касается остекления и возможности открыться, многие авто уже сейчас близки к фантастике.

Известно, чем выше котировки на бирже, тем короче юбки. Авто тоже могут выступить в роли барометра и дать свой социально-экономический срез.


Откидной верх, прозрачные крыши и «купе для двоих» расцветали в оптимистичные двадцатые и пятидесятые, а умирали в тяжелую годину, как открытый «Кадиллак Эльдорадо» в энергокризисном 1976 году или фаэтоны и купе-де-вилли в депрессивные 30-е. «Эксгибиционизм» авто, царящий во Франкфурте, говорит о вере Запада в светлое завтра. Но забота, чтобы нефтяное пятно с Востока не навело тень на биржевой плетень, привела к тому, что даже в мерседесовском S-классе гордятся тем, что чуть убавили расход бензина на километр.

Уже сейчас больше всего Франкфурт поражает... чистым воздухом. Организм не понимает, как в центре города в рабочий полдень можно дышать, как будто ты в лесу. Наверное, за это стоит воевать…


Потому ещё одна фирменная черточка Франкфурта - победное шествие «евгеники». Авто с гибридным двигателем уверенно двигается от «не ребенок, не игрушка, а неведома зверушка» к статусу равноправного участнику класса «премиум». На прошедшем мотор-шоу представлены первый заднеприводный гибрид седан Lexus GS450h, гибридный вариант Q7, джипа-первенца Audi, и, наконец, Mercedes предложил гибридные варианты двум своим серийным моделям, включая его превосходительство S-klasse. Есть свой гибрид и у Daihatsu - HSV. Сообщают и о создании для разработки гибридных движков стратегических альянсов вроде GM-Daimler и семейного союза Audi-VW-Porsche, способных мобилизовать «на науку» колоссальные средства.

Пути дизайна неисповедимы. По Франкфурту неясно, куда все двинется: к углам или к кругам.


Если стандарты безопасности и законы аэродинамики не оставляют выбора, определяя округлость форм, то с деталями экстерьера все не так уж ясно: круглоглазые прежде Suzuki Grand Vitara и Subaru Impreza резко ужесточили линии фар и радиаторной решетки. Да и миндалевидные фары вполне могут быстро превратиться в ромбы.

Впечатление такое, что в дамских машинах заиграли мужские гормоны.


Особняком стоит занятный дизайн Honda Civic, которую украшает стреловидная единая панель фар на капоте: возможно, дизайнеров вдохновил дизайн мотоциклов, и они решили растянуть мотоциклетную фару во весь фронт.

Кто в доме хозяин? BMW вроде бы проманкировала салоном, хоть и застроила центральную площадь выставки собственным павильоном. Кроме концептов - купе Z4 и универсала Mini - только вариации с двигателями и приводом. То ли дело дворец-форум DaimlerChrysler: встав на путь, с которого уже не свернуть, дорожка возносит в гигантский цилиндр, на вершине которого открывается вид на вселенную Mercedes. Путь оттуда - только через тушу S-klasse. Впечатление феерическое, хотя неизвестно, перебьет ли эта феерия полосу неудач, преследующих концерн.

Но не будем о грустном в праздник: Франкфурт - настоящее торжество технологии, фанатичного глянца и ублажения множества мелких комплексов североатлантов, описанных в культовом «Generation X» Коупленда, от страха за безопасность и экологию до падкости на мелкие эффекты и комфорт.

Приятно было думать обо всем этом, сидя в удобном кресле пресс-центра DaimlerChrysler, иногда отходя за морковным соком в щедрый буфет. Очаровательная официантка уносит пустой стакан...

- Фенкью!

- Да пожалуйста... Я вижу, у вас русский на экране.

- Да, а вы откуда?

- С Украины.

- Здорово! Нравится здесь?

- Да что здесь хорошего?! Учусь, приходится работать…

Почему-то вспоминается русский стенд. «Десятка», «Нива», «Калина»...

Мы во Франкфурте есть, и нас как бы нет. Мы не плохие, мы никакие, и это хуже всего.


Невдалеке от Lada стояли китайцы из Geely с неузнаваемыми машинами, поверхности которых выдавали плохую шлифовку, а размещение на стенде - плохое знакомство с законами фотосессий. Ничего страшного, этому можно научиться. Несколько лет - и они выдавят нас массой даже из той ниши демпинга, в которой мы окопались.

Для нас вопрос, наверное, стоит уже не «кто виноват?», а «что делать?». Наверное, все же есть что делать, если только Москва тратит на предметы роскоши вдвое больше в год, чем Нью-Йорк, и таким образом финансирует немало участников праздника жизни во Франкфурте.

Наш автопром продолжает шарить в нише, где Восток всегда будет дешевле и сильнее, и совершенно не пытается выйти в свет если не с чем-то технологичным, то хотя бы с оригинальным, а возможно, и дорогим.

Русская оригинальность была бы если не принята, то хотя бы замечена во Франкфурте. Русская банальность - никогда.


На стыках мегакорпораций то и дело образуются какие-то ниши. Если нам не хватит своих технологов, то на Западе есть толковые инженеры, КБ и маленькие фирмы, которые можно купить, как футбольный клуб, или с которыми можно задружиться. И наконец что-то сделать с их помощью.

...Новая знакомая заговорщически наклоняется со словами: «Идите скорее в буфет, там все вкусное съедят». Верно, если и дальше не оторвем кое-что от кресла, точно съедят и нами же и закусят.